The Journal of Social Policy Studies https://jsps.hse.ru/ <p style="text-align: justify;"><em><strong>Журнал исследований социальной политики</strong></em>&nbsp; публикует статьи по теории, истории и методологии социальной политики, результаты эмпирических исследований и экспериментов в сфере социальной политики как в России, так и за рубежом, учебно-методические материалы для преподавателей социальной политики как учебной дисциплины; библиографические обзоры и рецензии. К публикации принимаются статьи как на русском, так и на английском языках.<br><br><br></p> <p>&nbsp;</p> ru-RU jsps@hse.ru (Яковлева Виктория) jsps@hse.ru (Яковлева Виктория) Вт, 03 июл 2018 22:56:05 +0300 OJS 3.1.0.1 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 Исключительность исключенных https://jsps.hse.ru/article/view/7823 <p>***</p> От редакции *** ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7823 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Медикализация преступности в советской судебной психиатрии, 1918–1936 гг. https://jsps.hse.ru/article/view/7824 <p><strong>Михаил Александрович Погорелов</strong>&nbsp;– аспирант Школы исторических наук и&nbsp;стажер-исследователь Центра источниковедения Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Москва, Россия. Электроннаяпочта: <em>mikhail.alex.pogorelov@gmail.com</em></p> <p>В статье рассматривается история раннесоветской судебной психиатрии, которая появляется как полноценная академическая дисциплина и&nbsp;судебно-медицинская практика в&nbsp;1920–1930-е гг. На&nbsp;материалах профессиональных совещаний и&nbsp;съездов, научных работ, законодательных и&nbsp;ведомственных документов рассмотрено, как складывалась профессиональная юрисдикция новой дисциплины и&nbsp;профессии. На&nbsp;короткий период психиатры получили возможность самостоятельно определять задачи и&nbsp;сферу компетенции собственной деятельности. Это, а&nbsp;также неоднозначность раннесоветского уголовного законодательства, привело к&nbsp;значительной экспансии «биосоциального» понимания преступности в&nbsp;судебно-психиатрической практике и&nbsp;теории. Некоторые советские психиатры сформулировали концепции, связывающие антисоциальные действия правонарушителей с&nbsp;их патологической предрасположенностью. Благодаря этому множество «пограничных» случаев&nbsp;– в&nbsp;частности, широко трактуемые психопатии&nbsp;– были включены в&nbsp;юрисдикцию судебной психиатрии. Медикализируя преступность, представители этой дисциплины претендовали на&nbsp;повсеместное проникновение в&nbsp;пенитенциарные учреждения. Ситуация изменилась в&nbsp;1930-е гг.: реагируя на&nbsp;политические вызовы «социалистического наступления», дисциплина начинает перестраивать собственную профессиональную юрисдикцию. Во-первых, переопределена и&nbsp;сужена категория «психопатов». Невменяемыми и&nbsp;подлежащими принудительному лечению признавались только подсудимые с&nbsp;«тяжелыми» органическими заболеваниями, а&nbsp;все «пограничные» случаи передавались в&nbsp;ведение общей юстиции. Во-вторых, были переформулированы задачи дисциплины: если в&nbsp;1920-х гг. исследования психиатров охватывали широкий спектр тем, связанных с&nbsp;изучением связей преступности и&nbsp;душевной болезни, а&nbsp;основная цель декларировалась как социальная экспертиза, то в&nbsp;середине 1930-х гг. судебная психиатрия ограничивается узкопрактической задачей&nbsp;– предоставлением экспертных заключений судебно-следственным органам. Эти процессы были связаны со&nbsp;стабилизацией профессиональной юрисдикции и&nbsp;институциализацией судебной психиатрии как академической дисциплины и&nbsp;профессии с&nbsp;четко очерченной сферой компетенции и&nbsp;набором задач, что происходило в&nbsp;условиях «сталинизации» науки и&nbsp;ужесточения юстиции.</p> <p>&nbsp;</p> Михаил Александрович Погорелов ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7824 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 «Советский нищий»: опыт реконструкции коллективного портрета 1950-х гг. https://jsps.hse.ru/article/view/7825 <p><strong>Елена Юрьевна Зубкова</strong>&nbsp;– д. и. н., главный научный сотрудник, руководитель Центра социальной истории России, Институт российской истории РАН, Москва, Россия. Электронная почта: <em>elena.zubkova@mail.ru</em></p> <p>Статья рассматривает реконструкцию коллективного портрета советских нищих середины 1950-х гг. – комплекс социально-демографических, экономических, социокультурных характеристик, дающих представление о&nbsp;нищих как маргинальной социальной группе. Исследование основано на&nbsp;материалах статистического учета нищих Министерства внутренних дел CCCР и&nbsp;документах Комитета государственного контроля СССР, который в&nbsp;1954 г. организовал масштабную проверку состояния борьбы с&nbsp;нищенством в&nbsp;городах и&nbsp;регионах страны. Источники содержат информацию о&nbsp;численности, возрасте, уровне материального обеспечения, состоянии здоровья, мотивации людей, занимающихся нищенством. Обобщенные характеристики дополняют отдельные жизненные истории нищих. Факторы риска, толкающие людей на&nbsp;путь нищенства, были самыми разными: бедность, отсутствие социальной поддержки, преклонный возраст, инвалидность, болезнь (в&nbsp;том числе алкогольная зависимость), отсутствие жилья (бездомность), сиротство, многодетность, невозможность найти работу, одиночество, наличие судимости, утрата документов. Как правило, к&nbsp;нищенству вела их совокупность. Среди людей, занимающихся нищенством, можно выделить несколько социальных типажей: инвалиды, старики, одинокие матери с&nbsp;детьми, многодетные родители, люди с&nbsp;судимостью, выпускники детских домов, бывшая домашняя прислуга, лица, страдающие алкогольной зависимостью. Эти типажи, как и&nbsp;факторы риска, часто носили смешанный характер. Типичная фигура нищего&nbsp;– одинокий пожилой инвалид. Свою нишу занимали «профессиональные» нищие, хотя по&nbsp;численности они уступали «вынужденным» нищим. Советские нищие в&nbsp;основном рекрутировались из&nbsp;социально уязвимых слоев населения. Наличие значительного числа людей, для которых нищенство стало основной стратегией выживания, а&nbsp;также широкого спектра факторов риска, провоцирующих нищенство, свидетельствовало о&nbsp;серьезных изъянах советской социальной политики, особенно в&nbsp;части поддержки незащищенных слоев населения и&nbsp;разработки адаптационных стратегий для аутсайдеров.</p> Елена Юрьевна Зубкова ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7825 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Тактики «маргиналов»: к проблеме методологии аутсайдерского искусства (постсоветский кейс) https://jsps.hse.ru/article/view/7826 <p><strong>Анна Суворова</strong>&nbsp;– кандидат искусствоведения, доцент, кафедра культурологии и&nbsp;социально-гуманитарных технологии, Пермский государственный национальный исследовательский университет, Пермь, Россия. Электронная почта: <em>suvorova_anna@mail.ru</em></p> <p>В статье обозначается проблема поиска релевантной методологии для анализа аутсайдерского искусства. Его изучение часто проводится при помощи концепта бессознательного и&nbsp;с&nbsp;позиций формального и&nbsp;семиотического анализа. Автор, напротив, изучает дискурсивность искусства и&nbsp;его связь с&nbsp;другими социальными полями (например, массовая культура и&nbsp;политика). В&nbsp;качестве релевантного подхода предлагается использование понятий дискурса, стратегий и&nbsp;тактик в&nbsp;интерпретации Мишеля де Серто. Де Серто называет стратегией расчет отношений сил, включающий утверждение собственного места, обладание которым дает преференции в&nbsp;управлении. Согласно этому подходу, различаются стратегии, которыми можно обозначить «большое искусство», поля политики, общества и&nbsp;науки. Стратегиям противостоят тактики аутсайдеров. Среди которых на&nbsp;основе анализа выделяются: тактики присваивания, захват «места другого», имитация стратегии, манипулирование и&nbsp;использование слабости. В&nbsp;качестве кейса, на&nbsp;основе которого происходит апробация указанного методологического подхода, выбираются истории художников-аутсайдеров, которые работали в&nbsp;период 1990-х начала 2010-х&nbsp;гг., но&nbsp;принадлежали разным поколениям. Опираясь на&nbsp;материалы интервью, произведения художников этого круга раскрываются через применение указанных тактик в&nbsp;искусстве аутсайдеров. Так, «браконьерство тактик» развивается в&nbsp;присваивании «метанарратива». Визуально это может проявляться через «захват нарратива», заимствование содержания из&nbsp;литературы, телепередач, увиденного в&nbsp;высоком искусстве&nbsp;– всего того, что было рождено полем «большой культуры». Подобная практика очень широко распространена в&nbsp;контексте маргинального и&nbsp;аутсайдерского искусства: пространства имитирующие ситуации музея, выставочного зала оказываются симулякром стратегии. Эти пространства&nbsp;– в&nbsp;терминологии де Серто «не-места»&nbsp;– формируют определенную силу тактик. Другими важными тактиками оказываются симуляция, притворство, переворачивание соотношения сил.</p> Анна Суворова ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7826 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Религия и социальная справедливость: обзор исследований влияния религиозности на предпочтения относительно социальной политики https://jsps.hse.ru/article/view/7827 <p><strong>Анна Кулькова</strong>&nbsp;– младший научный сотрудник, Научно-учебная лаборатория политических исследований, НИУ ВШЭ, Москва, Россия. Электронная почта: <em>akulkova@hse.ru</em></p> <p>Масштабы социальной политики зависят от&nbsp;уровня развития государства, которым определяется, какое количество ресурсов государство может перераспределять и&nbsp;направлять на&nbsp;помощь нуждающимся. Однако проводимая социальная политика также зависит и&nbsp;от&nbsp;предпочтений граждан, их представлений о&nbsp;необходимости помощи определенным социальным группам, о&nbsp;степени допустимого вмешательства государства в&nbsp;экономику. В&nbsp;отличие от&nbsp;исследований, которые объясняют различия в&nbsp;предпочтениях относительно социальной политики через социально-экономические факторы, в&nbsp;фокусе этого обзора исследований находится религия как культурный предиктор восприятия государства благосостояния. Религия может оказывать воздействие на&nbsp;индивидуальные предпочтения относительно перераспределения благ, как создавая общий культурный контекст и&nbsp;задавая некий стандарт помощи нуждающимся, так и&nbsp;определяя индивидуальные установки верующих относительно того, кто заслуживает помощи и&nbsp;как она должна осуществляться. Статья представляет собой обзор механизмов влияния религии на&nbsp;формирование индивидуальных предпочтений относительно социальной политики, в&nbsp;котором на&nbsp;основании существующих исследований анализируется, существуют&nbsp;ли различия в&nbsp;отношении к&nbsp;социальной политике между последователями разных религиозных традиций, а&nbsp;также между религиозными и&nbsp;нерелигиозными людьми в&nbsp;современной Европе. Сначала религия рассматривается как фактор контекстуального уровня, и&nbsp;в&nbsp;фокусе оказывается влияние церковно-государственных отношений и&nbsp;содержательной стороны доминирующей религиозной традиции на&nbsp;формирование принципиально разного отношения к&nbsp;бедности и,&nbsp;как следствие, разных режимов благосостояния в&nbsp;странах Европы. Затем религия рассматривается как предиктор индивидуального уровня, и&nbsp;анализируется, как на&nbsp;предпочтения относительно перераспределения благ влияет степень индивидуальной религиозности.</p> Анна Юрьевна Кулькова ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7827 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Знание научное и стигматизированное: особенности конкуренции религии нью-эйдж и академической археологии за легитимность https://jsps.hse.ru/article/view/7828 <p><strong>Андрей Ефимович Тюхтяев</strong>&nbsp;– аспирант, Европейский университет в&nbsp;Санкт-Петербурге, Музей антропологии и&nbsp;этнографии им.&nbsp;Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург, Россия. Электронная почта: <em>atiukhtiaev@eu.spb.ru</em></p> <p>Статья посвящена проблеме конкуренции между последователями религии нью-эйдж и&nbsp;официальными академическими институциями в&nbsp;лице археологов. Cвязана она с&nbsp;попытками некоторых активистов в&nbsp;рамках паломничества к&nbsp;археологическим памятникам переопределить создаваемые государственными акторами понятия и&nbsp;иерархии. Показано, каким образом происходит взаимодействие дискурсов, свойственных этим двум группам, на&nbsp;примере обращения представителей альтернативной религиозности к&nbsp;научному знанию. Специфика подобного взаимодействия определяется двумя факторами. Во-первых, для религии нью-эйдж свойственна оппозиционность по&nbsp;отношению к&nbsp;официальным властным институтам. Во-вторых, в&nbsp;связи с&nbsp;секуляризацией и&nbsp;утратой религией монополии на&nbsp;производство знания различные религиозные группы обращаются к&nbsp;науке с&nbsp;целью легитимировать собственные убеждения. Именно поэтому для последователей религии нью-эйдж научные данные и&nbsp;элементы академического дискурса оказываются ресурсом для создания собственной экспертной индустрии. Обращение последователей нью-эйдж к&nbsp;науке основано на&nbsp;специфической логике, лежащей в&nbsp;основании «стигматизированного знания». Носители идей нью-эйдж, обращаясь к&nbsp;науке, делают это таким образом, чтобы одновременно легитимировать собственный статус и&nbsp;подвергнуть сомнению статус академии. Для нью-эйдж оказывается важным подчеркнуть факт стигматизации со&nbsp;стороны властных институтов, поскольку это является подтверждением истинности собственных убеждений. В&nbsp;результате альтернативные эксперты в&nbsp;различных дискурсивных практиках разыгрывают воображаемую дискуссию с&nbsp;учеными. В&nbsp;этой дискуссии первые всегда оказываются победителями за&nbsp;счет того, что приписывают ученым идеи, которых те не&nbsp;придерживаются, исходя из&nbsp;критерия несоответствия базовым принципам мировоззрения последователей нью-эйдж. К&nbsp;таким принципам относятся представление о&nbsp;существовании в&nbsp;прошлом человечества «золотого века», а&nbsp;также холистическое мировоззрение, предполагающее единство духовной и&nbsp;материальной сторон жизни. Отвергая легитимный статус академической науки, альтернативные эксперты отказываются и&nbsp;от&nbsp;тех понятий, которые навязываются им со&nbsp;стороны представителей официальных институтов. Стремясь выйти за&nbsp;пределы категории «религия», последователи нью-эйдж в&nbsp;лице альтернативных экспертов нередко позиционируют себя как научный проект.</p> Андрей Ефимович Тюхтяев ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7828 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 «Внутренние враги» современного русского национализма https://jsps.hse.ru/article/view/7829 <p><strong>Иван Владимирович Бобров</strong>&nbsp;– студент 4 курса факультета политики и&nbsp;международных отношений, Сибирский институт управления филиала Российской академии народного хозяйства и&nbsp;государственной службы при Президенте РФ, Новосибирск, Россия. Электронная почта: <em>ivan.v.bobrov@gmail.com</em></p> <p><strong>Дмитрий Алексеевич Михайлов</strong>&nbsp;– к. и. н., доцент, Сибирский институт управления филиала Российской академии народного хозяйства и&nbsp;государственной службы при Президенте РФ, Новосибирск, Россия. Электронная почта: <em>damihan@yandex.ru</em></p> <p>Третий президентский срок Владимира Путина характеризуется включением повестки национальной безопасности в&nbsp;контекст социальной политики. В&nbsp;связи с&nbsp;этим в&nbsp;ретрансляторах идеологии власти все активнее задействуются идеологемы современных русских националистов, среди которых центральное место занимает образ «внутреннего врага». Статья посвящена особенностям его формирования, как одной из&nbsp;ключевых идеологических составляющих процесса идентификации современного русского национализма. В&nbsp;связи с&nbsp;тем, что категории анализа, описывающие фрагментированное поле современного русского национализма способны ввести в&nbsp;заблуждение, мы используем в&nbsp;своей работе термин «русские националисты» как категорию политической практики. Принимаются во&nbsp;внимание те общественные деятели, которые сами себя называют русскими националистами. В&nbsp;рассматриваемом интеллектуальном пространстве прослеживаются три риторических стратегии, формирующие образ внутреннего врага: историческая, теоретическая и&nbsp;этническая. Первая сводится к&nbsp;идее о&nbsp;том, что национальным меньшинствам принадлежит ключевая роль в&nbsp;уничтожении Российской Империи. Вторая риторическая линия выражается в&nbsp;атаке на&nbsp;современные официальные формулировки единства российской нации. Формирование образа внутреннего врага русским национализмом во&nbsp;многом является реакцией на&nbsp;поликультурную идеологию современной России. Речь идет о&nbsp;ключевых документах, определяющих государственную национальную политику, – Конституцию и&nbsp;Концепцию государственной национальной политики, которая была обновлена в&nbsp;2012 г. Наконец, третья, наиболее агрессивная риторическая линия в&nbsp;формировании образа внутреннего врага обращена на&nbsp;дискредитацию конкретных этнических сообществ. В&nbsp;содержательных характеристиках внутреннего врага русского народа националисты отводят центральное место представителям Кавказа.</p> Иван Владимирович Бобров, Дмитрий Алексеевич Михайлов ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7829 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Независимые медиа и инициативы государственной семейной политики на этапе «пронаталистского поворота» https://jsps.hse.ru/article/view/7830 <p><strong>Надежда Константиновна Радина</strong>&nbsp;– д. п.н., профессор, департамент социальных наук, Национальный исследовательский университета Высшая школа экономики, Нижний Новгород, Россия. Электронная почта: <em>nradina@hse.ru</em></p> <p>В статье анализируется изменение фреймирования семейных отношений в&nbsp;текстах независимых СМИ до&nbsp;и&nbsp;после «пронаталистского поворота» семейной политики в&nbsp;2006 г. Автор опирается на&nbsp;модель Пирса Робинсона, согласно которой только в&nbsp;ситуации политической неопределенности СМИ предлагают различные позиции и&nbsp;критику. Проблематизируется способность массмедиа выстраивать не&nbsp;только стратегии подчинения политической власти, но&nbsp;и&nbsp;стратегии сопротивления, особенно в&nbsp;случаях, когда СМИ позиционируют себя как независимого агента политического влияния. В&nbsp;качестве инструмента сбора эмпирических данных используется культуромика&nbsp;– метод исследования культурных и&nbsp;социальных процессов с&nbsp;помощью статистического анализа употребления слов и&nbsp;словосочетаний в&nbsp;значительных текстовых массивах. На&nbsp;основе статистического анализа употребления слов в&nbsp;изучаемых массмедиа выделяется фрейм-структура «семья», типичная для определенного периода. На&nbsp;основе статистического анализа употребления словосочетаний анализируется содержание статей, описывающих семейные отношения в&nbsp;СМИ. Материалом исследования выступили архивы «Газета.Ru», «Коммерсантъ», «РБК», «Новой газеты» за&nbsp;16 лет (2000–2015 г.). Согласно результатам исследования, изучаемые СМИ практически не&nbsp;используют стратегии сопротивления. Так, «Газета.Ru» включается в&nbsp;пронаталистский дискурс, используя практики рефрейминга, формулирует иную точку зрения на&nbsp;ряд аспектов государственной семейной политики. «РБК», практикуя стратегию развлечения, поддерживает государственный пронатализм. «Коммерсантъ» одновременно игнорирует «пронаталистский поворот» и&nbsp;использует рефрейминг традиционной семейной тематики. «Новая газета» игнорирует «пронаталистский поворот». Выдвигается предположение, что политические элиты в&nbsp;России не&nbsp;рассматривают семейную политику как пространство реализации политических интересов. Критика «пронаталистского поворота», разделяемая исследователями, не&nbsp;поддерживается российской политической элитой.</p> Надежда Константиновна Радина ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7830 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Особенности здоровья и возрастная структура российских рабочих – традиции против изменений https://jsps.hse.ru/article/view/7831 <p><strong>Наталья Евгеньевна Тихонова</strong>&nbsp;– д. с.&nbsp;н., профессор-исследователь, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»; главный научный сотрудник, Институт социологии ФНИСЦ РАН, Москва, Россия. Электронная почта: <em>ntihonova@hse.ru</em></p> <p>В статье на&nbsp;материалах 25-й волны РМЭЗ НИУ ВШЭ (2016 г.) рассматривается физиологический ресурс рабочих, операционализированный через показатели возраста и&nbsp;состояния здоровья. Анализируется соотношение традиций (в&nbsp;частности, предпочтений при выборе молодежью типа деятельности) и&nbsp;изменений. Показано, что возрастная структура российских рабочих воспроизводится и&nbsp;практически совпадает с&nbsp;возрастной структурой работающего населения страны в&nbsp;целом. Миф о&nbsp;том, что молодежь не&nbsp;хочет «идти в&nbsp;рабочие» обусловлен высокой долей среди молодых рабочих неофициальной занятости, в&nbsp;силу чего значительная их часть не&nbsp;попадает в&nbsp;систему статистического учета. В&nbsp;то&nbsp;же время в&nbsp;последние годы наметились изменения&nbsp;– среди молодежи до&nbsp;25 лет профессия продавца стала популярнее рабочих профессий. Продемонстрировано, что российские рабочие гетерогенная по&nbsp;состоянию здоровья профессиональная группа. Если квалифицированные рабочие характеризуются хорошими показателями здоровья, то работники неквалифицированного физического труда обладают не&nbsp;просто наихудшими показателями здоровья из&nbsp;всех профессиональных групп, но&nbsp;и&nbsp;наиболее ярко выраженной тенденцией его ухудшения с&nbsp;возрастом. Выделены три группы работников: полностью здоровые, с&nbsp;наличием отдельных проблем со&nbsp;здоровьем и&nbsp;имеющие множественные и&nbsp;серьезные проблемы со&nbsp;здоровьем. Итоговый вывод статьи заключается в&nbsp;том, что физиологический ресурс квалифицированных рабочих в&nbsp;России в&nbsp;настоящее время достаточен для того, чтобы можно было говорить об&nbsp;их способности выполнять задачи, которые могут встать в&nbsp;случае интенсивной технологической перестройки экономики. В&nbsp;то&nbsp;же время в&nbsp;силу возможных технологических изменений в&nbsp;области занятости рабочих, и&nbsp;в&nbsp;экономике в&nbsp;целом, формируются серьезные вызовы для государственной социальной политики, без адекватного ответа на&nbsp;которые невозможно обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие страны в&nbsp;среднесрочной перспективе.</p> Наталья Евгеньевна Тихонова ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7831 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Осознание прав и правил сельскими протестующими в Китае (на примере протестов в селе Укань) https://jsps.hse.ru/article/view/7832 <p><strong>Янь Лю&nbsp;</strong>– соискатель, научный сотрудник, Центр китайского сельского исследования, Центральный китайский педагогический университет, Ухань, Китай. Электронная почта: <em>karenly_62@mail.ru</em></p> <p>Осознание прав китайскими сельскими протестующими в&nbsp;основном изучается в&nbsp;контексте демократических правовых отношений между государством и&nbsp;гражданами. При этом недостаточно внимания уделяется связи с&nbsp;использованием протестующими социалистического учения, сельской культуры и&nbsp;других идеологем. В&nbsp;немногих исследованиях, посвященных этой проблематике, обсуждается главным образом только осознание прав выживания. Между тем актуализируется задача понимания того, каким образом характеризуется осознание прав и&nbsp;правил протестующими в&nbsp;современном сельском обществе Китая, где выживанию жителей села уже ничего не&nbsp;угрожает. В&nbsp;качестве объекта исследования используются протесты в&nbsp;селе Укань провинции Гуандун Китая. Влияние идеологем на&nbsp;осознание прав и&nbsp;правил изучается методом фрейм-анализа. Эмпирическую базу исследования составили материалы (тексты, фото- и&nbsp;видеозаписи), отражающие ход протестов и&nbsp;заявления сторон конфликтов. Показано, что жители Уканя протестовали, поскольку считали распределение доходов от&nbsp;сделок с&nbsp;коллективной землей несправедливым. Требования протестующих касаются не&nbsp;выживания, а&nbsp;главным образом защиты экономических интересов. Осознание прав жителями Уканя формируется на&nbsp;базе сельской культуры и&nbsp;партийной идеологии и&nbsp;отличается от&nbsp;осознания гражданских прав, потому что, хотя требования протестующих не&nbsp;защищаются законом, сельчане не&nbsp;ставили под сомнение правомерность существующих законов и&nbsp;политики. Осознание прав на&nbsp;основе сельской культуры усиливает интенсивность протестов, а&nbsp;осознание прав на&nbsp;базе партийной идеологии предполагает укрепление авторитета центральных органов государства и&nbsp;компартии. Заимствование дискурса о&nbsp;социалистической революции придает протестам оттенок классовой борьбы. Так как в&nbsp;Китае коллективные действия с&nbsp;самого начала сталкиваются с&nbsp;кризисом законности, осознание правил касается необходимости легитимации протестных действий. В&nbsp;этом и&nbsp;отражается роль официальной идеологии Китая (принципа верховенства права и&nbsp;партийной идеологии) в&nbsp;«деполитизации» сельских протестов.</p> Янь Лю ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7832 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Секс, наркотики и революционная справедливость: обсуждение «женской преступности» в раннесоветском зале суда https://jsps.hse.ru/article/view/7833 <p><strong>Павел Андреевич Васильев</strong> – к. и. н., постдокторант, Академия перспективных исследований в области гуманитарных и общественных наук им. Полонского, Института ван Лир в Иерусалиме, Израиль. Электронная почта: <em>pavelv@vanleer.org.il</em></p> <p>Эта статья дополняет ранее опубликованные работы о женской преступности (Шэрон А. Ковальски, Дан Хили), которые продемонстрировали, каким образом советские суды и криминологи объясняли преступления, совершенные женщинами, и показали двусмысленность в отношении к обвиняемым. Однако, в отличие от Ковальски и Хили, я главным образом фокусируюсь на более раннем периоде (1917-1922 гг.) и активно использую малоисследованные архивные фонды местных судебных учреждений Петрограда (народных судов). Концентрируясь на одном уголовном деле 1919 г. из фондов Центрального государственного архива Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), статья показывает, что в нестабильной атмосфере раннесоветского зала суда «женская преступность» была не четко определенным понятием, а скорее изменчивым продуктом интенсивных переговоров, в которых все участники судебного процесса обсуждали спорные понятия женской субъектности, социалистической идеологии и материальных условий жизни. Используя квази-театральную терминологию, я сначала представляю главных героев и хронологию событий анализируемого уголовного дела. Затем я рассматриваю, как женщины-подсудимые использовали различные стратегии судебного разбирательства и подчеркивали материальную укорененность своих эмоций. В заключении я исследую значение чувства раскаяния и размышляю о его роли при вынесении наказания в более широком контексте Гражданской войны в России и раннесоветских судебных реформ. Рассматривая «женскую преступность» как продукт не предопределенных заранее переговоров и подчеркивая материальные условия жизни в революционном Петрограде, я предлагаю читателю новый взгляд на гендер, преступность и &nbsp;правосудие в раннесоветской России.</p> <p>&nbsp;</p> Pavel Vasilyev ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7833 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 «Она должна быть готова поработать над собой»: создавая феминность в международном брачном агентстве в России https://jsps.hse.ru/article/view/7834 <p><strong>Петра Хейсе</strong> - Департамент Taalkunde (IPrA Research Center), Университет Антверпена, Бельгия. Email: <em>petra.heyse@gmail.com</em></p> <p>В статье используются данные более широкого исследовательского проекта о виртуальных и реальных практиках репрезентации на веб-сайтах брачных агентств с «русскими женами». Основной исследовательский вопрос состоит в том, чтобы понять, как гендерные репрезентации (и пересечения с другими категориями идентичности) создаются совместными повседневными интеракциями между клиентками и персоналом брачного агентства. С этой целью проводились включенные наблюдения в международном брачном агентстве в российском городе, а также использовались лингвистические и этнографические методы. Анализ материалов для этой статьи фокусируется на рутинных аргументационных стратегиях, используемых персоналом брачных агентств, чтобы легитимировать свою роль посредника между российскими женщинами и их потенциальными зарубежными партнерами. Основную базу анализируемых материалов составили глубинные интервью с персоналом и клиентками. Анализ дискурсивных позиций позволяет продемонстрировать создаваемый дискурсивно социальных порядок. Этот порядок функционален для определения и воспроизводства коммерческих отношений и зависимостей между персоналом и клиентками в этой международной индустрии. Исследование показывает те способы, которыми (а) персонал агентства конструирует субъектные позиции в дискурсе – себя как экспертов и самих клиенток – через различения по признакам гендера, возраста и национальности; (б) персонал выстраивает связи с клиентками, демонстрируя свой подход как стратегию самосовершенствования для российских женщин.</p> <p>&nbsp;</p> <p>&nbsp;</p> Petra Heyse ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7834 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Силовые позиции супругов в российских семьях и Закон о материнском капитале https://jsps.hse.ru/article/view/7839 <p><strong>Наталья Юрьевна Шелкова –</strong>&nbsp; доктор философии, ассосиативный профессор экономики, кафедра экономики, Гилфордский колледж, Гринсборо, Северная Каролина, США. Электронная почта: <em>shelkovany@guilford.edu</em></p> <p>Научные исследования показывают, что введение институтов рыночной экономики в России ухудшило экономическое положение женщин и ослабило их силовую позицию внутри семьи. Данное исследование анализирует влияние Закона о материнском капитале 2007 года на силовые позиции супругов в российских семьях. Целью Закона о материнском капитале является стимулирование рождаемости с помощью выдачи женщинам, рожающим второго, третьего и т.д. ребенка, безналичной единовременной целевой субсидии.&nbsp;Для исследования данной гипотезы в статье отслеживаются изменения в соотношении семейных расходов на детей к расходам на алкоголь и табачные изделия до и после принятия закона, и используются данные Российского Лонгитюдного Мониторингового Исследования (РЛМИ-ВШЭ) за 2002-2010 годы. Расситываемые в данной работе регрессионные модели используют эконометрический метод, известный как «разница-в-разнице», и построены по подобию моделей Ландберг, Поллак и Вэйлс (1997), которые изучали аналогичное изменение в социальной политике Великобритании в 1970-х годах (когда общая субсидия на детей стала выдаваться лично женам).&nbsp;Результаты исследования демонстрируют, что 2008 год стал критическим повортным пунктом. Начиная с 2008-го года соотношение семейных расходов на детей к расходам на алкоголь и табачные изделия в семьях с двумя и более детьми увеличилось со статистически значимыми результатами. После 2007 года расходы на детей выросли на 59 рублей в расчете на каждый рубль, потраченный на алкоголь и табачные изделия (измеренные в реальных рублях на 2002 год), то есть практически удвоились. Эффект в семьях с мужьями, не имеющими высшего образования, был выше и более значим статистически, нежели в семьях, где мужья имеют высшее образование. Таким образом, делается заключение о том, что Закон о материнском капитале 2007 года стал причиной позитивного сдвига в балансе сил между женами и мужьями в российских семьях, усиливая позиции женщин, с соответсвующими изменениями в структуре семейных расходов.</p> Natalya Shelkova ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7839 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Преподавание истории маргинальности: перспективы и вызовы https://jsps.hse.ru/article/view/7836 <p><em><strong>Дарья Борисовна Вершинина</strong></em>&nbsp;– к. и. н., доцент, кафедра всеобщей истории, Пермский государственный университет, Пермь, Россия. Электронная почта: <em>daryapros@yandex.ru</em></p> <p>Хотя в&nbsp;странах Запада проблемы маргинализации активно интегрируются в&nbsp;исторические исследования, российские историки по-прежнему с&nbsp;сом­нением смотрят на&nbsp;перспективы анализа этого феномена. Курсы, посвященные исследованию исторических процессов сквозь призму маргинализации и&nbsp;дискриминации, практически отсутствуют в&nbsp;учебных планах университетов, а&nbsp;студенты меньше подготовлены к&nbsp;восприятию истории не&nbsp;только как жизни и&nbsp;деятельности победителей, но&nbsp;и&nbsp;как борьбы и&nbsp;существования побежденных и&nbsp;угнетенных. Статья посвящена опыту преподавания курса по&nbsp;истории маргинальных сообществ в&nbsp;рамках магистратуры в&nbsp;Пермском государственном университете и&nbsp;затрагивает как вопросы структуры курса, так и&nbsp;дискуссионные вопросы, поднимаемые в&nbsp;ходе работы со&nbsp;студентами, а&nbsp;также проблемные точки и&nbsp;перспективы развития подобной тематики в&nbsp;университетском пространстве. Автор отмечает причины невостребованности проблематики, связанной с&nbsp;процессами маргинализации, в&nbsp;российском университетском образовании и&nbsp;научном пространстве, делая вывод о&nbsp;значимости знакомства студентов с&nbsp;подобным новым взглядом на&nbsp;социальные процессы. Вписывая историю маргинальности в&nbsp;важные для социального знания теоретические рамки (гендерная теория, квир-теория, постколониальная и&nbsp;критическая расовая теории), автор демонстрирует, как анализ кейсов, связанных с&nbsp;маргинализацией, может способствовать более глубокому пониманию феномена исторического процесса студентами и&nbsp;критике ими имеющихся исследований маргинальностей, поскольку последние зачастую репрезентируют властный или колониальный дискурс вместо предоставления меньшинствам и&nbsp;маргинализируемым группам права говорить от&nbsp;своего имени. В&nbsp;то&nbsp;же время курс демонстрирует студентам то, как дискурс колонизатора / властвующего может присваиваться самими колонизируемыми / подчиняющимися и&nbsp;становиться как инструментом освобождения, так и&nbsp;механизмом самомаргинализации. В&nbsp;завершение автор приходит к&nbsp;выводу об&nbsp;успешном опыте преподавания курса по&nbsp;истории маргинальности и&nbsp;отмечает перспективность таких подходов для формирования исторического сознания студентов магистратуры.</p> Дарья Борисовна Вершинина ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7836 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Советская система социальной защиты: между эмансипацией и контролем https://jsps.hse.ru/article/view/7837 <p><strong>Алиса Клоц</strong>&nbsp;– к. и. н., Ph.D., доцент, факультет истории, Европейский Университет в&nbsp;Санкт-Петербруге, Санкт-Петербург, Россия. Электронная почта: <em>aklots@eu.spb.ru</em></p> Алиса Клоц ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7837 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300 Советская фантазия о смерти https://jsps.hse.ru/article/view/7838 <p><strong>Элла Юрьевна Россман</strong>&nbsp;– магистрантка 1 курса, факультет гуманитарных наук, школа исторических наук НИУ ВШЭ, Россия. Электронная почта: <em>eyurossman@gmail.com</em></p> Элла Юрьевна Россман ##submission.copyrightStatement## https://jsps.hse.ru/article/view/7838 Вт, 03 июл 2018 00:00:00 +0300